Браузер Int.Explorer вызывает сбои в работе сайтов , используйте Opera или Mozilla Firefox !

Меню сайта

Наш опрос

Как вы относитесь к переименованию центральных улиц Донецка в линии ?
ИСТОРИЯ ДОНЕЦКИХ ЛИНИЙ
Всего ответов: 207

Форма входа

Приветствую Вас Гость!



Регистрация Вход
Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

КОНТАКТЫ

Главная » Исторические файлы » Донецк времен 2-ой Мировой Войны
Разделы:
Донецк во времени [20]John James Hughes [5]Легенды Донецка [24]
Биография Юзовки [7]
материалы из книги Теодора Фридгута "Юзовка и революция"
Донецк времен 2-ой Мировой Войны [10]
Юзовка 1941-43 годы
Кровавый террор 1937-38 годов [6]

Начало войны в городе Сталино
22 июня 1941 года был обычным воскресным днем. Громом среди ясного неба стало объявле6ние диктора о начале войны. 

Самыми оперативными средствами массовой информации того времени были уличные репродукторы, которые устанавливались на центральных улицах и парках города. В домах и квартирах радиоточки еще не стали неотъемлемой частью интерьера, а газеты все же не могли конкурировать по скорости предоставления информации с радио. 

Благодаря развитой сети репродукторов на улицах города жители очень быстро узнали о начале войны. Мирная жизнь закончилась. Началась война! 

Трамваи и троллейбусы были переполнены — горожане ехали за покупками на рынки: Сенный и Центральный, в магазины — Центральный универмаг у самого завода, в «Большой гастроном», что на улице Артема, недалеко от индустриального института. Семьями шли отдыхать в парк у Первого пруда и в Путиловский лес. На берегу прудов маячили рыболовы. К прилавкам колхозных базаров тяну¬лись подводы с продуктами. 
Радио спокойно передавало последние известия, сообща¬ло о трудовых успехах рабочих, о начале уборки урожая в республиках Средней Азии и Закавказья. Звонко и за¬дорно прозвучали звуки горна «Пинерской зорьки». 
Г. Володин По следам истории 
Подготовку к войне советское государство начало не 22 июня 1941 года, как говорила нам сталинская пропаганда. Все началось намного раньше. 

Еще с середины 1930-х годов по всей стране строятся предприятия оборонного комплекса. В Сталино одним из подобных предприятий был комбинат №144. Военную продукцию комбинат, сейчас Донецкий казенный завод химических изделий, начал выпускать еще до войны. Его строительство было начато в начале октября 1935 года в степи западнее железнодорожной станции Сталино. Комбинат был запроектирован как крупное предприятие по изготовлению боевой спецтехники для вооруженных сил и изготовлению промышленных взрывчатых веществ для угольной и горнорудной промышленности. В 1938 году был начат выпуск и поставка боевой техники в Красную Армию. В канун Великой Отечественной войны завод работал на полную мощность. Численность рабочих и служащих составляла более 6000 человек. 

Не отставал и металлургический завод, дававший железо для новых танков Т-34. Кстати, к началу войны СССР имел 23 000 танков, что в 2 раза больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых. 

Наступление войны жители города Сталино ощутили задолго до приближения фронта к нашему городу. Уже в первый день военных действий к городу Сталино прорвался бомбардировщик, но зенитные орудия дали ему отпор. Это был первый звоночек. В дальнейшем город бомбили еще 2 раза. Такое малое число налетов немецкой тяжелой авиации было обусловлено наличием большого количества промышленных предприятий. Немцы хотели захватить их «на ходу», т. е. в рабочем состоянии, что, как мы знаем, им сделать не удалось. 

В отличие от отца народов, который обратился к своим «братьям и сестрам» только 3 июля, т.е. через 10 дней после начала войны, со страниц всех советских газет к народу обращались и руководители страны, и деятели культуры. 

Мы победим врага! 
Весь наш народ теперь должен быть сплочен и един, как никогда. Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности, достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом. 
Из обращения к советскому народу заместителя Председателя Совнаркома СССР и наркомдел В.М.Молотова. 
«Социалистический Донбасс», 24 июня 1941 года. 
К оружию! 
Началась самая грандиозная битва в истории народов. Война регресса против прогресса. Война насилия против дружбы. Война ненависти против братства и равности народов. Ответим же на удар стократным ударом, чтобы не победил Гитлер ни в коем случае. 
К оружию, Советская Украина! Вылетайте, бульбенки, богуны, щорсы и боженки — один другого лучше, один другого сильней. Вылетайте, достойные дети доброго народа, чтобы передалась слава ваша, борцов за братство народов, из рода в род на долгие века. 
К оружию! К работе! К самоотверженности! К оружию, дорогие мои товарищи по Отечеству! К победе, к коммунизму! 
Александр Довженко. 
«Социалистический Донбасс», 24 июня 1941 года. 
В условиях наступления немецких войск ЦК ВКП(б) и советское правительство дали указание местным органам власти и парторганизациям уничтожать все, что не удалось эвакуировать в восточные районы СССР: оборудование заводов, фабрик, колхозную технику, инвентарь, жечь хлеб, урожай. Об этом шла речь в директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, в выступлении Сталина по радио 3 июля 1941-го, в специальном постановлении Государственного комитета обороны от 22 июля 1941-го и других документах. Как известно, в них говорилось о создании зоны «выжженной земли». 

При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Всё ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться. 
Выступление И.В. Сталина по радио 3 июля 1941 года. 
Промышленные предприятий, которые производили продукцию для фронта, работали «до-последнего». Производство сворачивалось только когда фашистские войска были уже на подступах к городу. Металлургический завод начал эвакуацию лишь за 13 дней до оккупации города. Что нельзя сказать, о партийной верхушке населенных пунктов. Руководство сбегало из города в числе первых. Увозили они с собой всех родственников, и все имущество, тогда, как обычным людям разрешалось брать лишь самый минимум. Местная партийная верхушка эвакуировалась на восток в хороших вагонах с охраной. Как видим, советская власть была равной не для всех. Для кого-то она была равнее. 

Тактика «Выжженной земли» — вывоз всего с оставляемой территории применялась задолго до Сталина, и часто использовали в прежних войнах. Такую тактику, например, с успехом применяли еще скифы в борьбе с войсками Александра Македонского. Правда, действовали они несколько иначе. Сжигая посевы, засыпая песком колодцы, угоняя скот, скифские воины уводили при этом ВСЕХ мирных жителей. Таким образом, оставляемая территория действительно становилась не только «выжженной», но и безлюдной, а следовательно, не представлявшей никакого интереса для захватчиков. У нас же ситуация была несколько иной... До войны в Сталино и рабочих поселках проживало около 430 тысяч жителей. С отступающей Красной Армией город покинули не более 80 тысяч. А остальные? А им осталась разрушенная промышленность, отсутствие продовольствия и водоснабжения, и самое страшное — отсутствие топлива и электроэнергии в условиях поздней осени. Расчет на то, что население под страхом голода, холода и безработицы покинет город и уйдет в деревни, не оправдался. 

К 1941 году в Сталино было 223 предприятия союзного и республиканского подчинения, 54 — местной и кооперативной промышленности. В условиях войны вся промышленность страны перестраивалась на военные рельсы. Продукцией Сталинского металлургического завода в июне 1941 года стали вооружение, боеприпасы и военная техника. В цехах налаживалось изготовление противотанковых ежей, корпусов гранат и стабилизаторов авиабомб. Вместе с военными специалистами заводчане быстро освоили незнакомые технологии, и уже в августе-сентябре на фронт было отправлено свыше 50 тысяч боевых гранат. Стоит отметить. Что производство корпусов для осколочных гранат не сразу дало положительный результат. Первые партии оказались непригодным к применению по причине того, что корпус не разрывался на осколки. Это положение вскоре исправили с помощью привлечения военных консультантов. 

В мартеновском цеху Сталинского металлургического завода начали выплавлять броневую сталь. И в начале октября в одну из частей Красной Армии был передан бронеавтомобиль «Металлург Донбасса». А 10 октября машинист железнодорожного цеха В. Юников вывел из депо завода бронепоезд, который вскоре вступил в бой с немцами под Волновахой. 

С начала войны продукция комбината №144 отправлялась непосредственно на фронт, что оказывало существенную помощь Красной Армии. 

Когда фронт приблизился к границам Донбасса, было принято решение об эвакуации завода (Постановление Государственного Комитета Обороны № 746 от 9 октября 1941 года. Об эвакуации заводов Наркомхимпрома из Сталинской и Ворошиловградской областей). 

Было эвакуировано 5000 человек и 205 вагонов оборудования, производственные корпуса. Коммуникации были взорваны. 

Между тем и в самой эвакуации были большие сложности. 

Старый большевик Рыловников-Рыльский в ноябре 1941 года писал помощнику Сталина Поскребышеву из Сталинграда: «Эвакуируя из гор. Сталино других, в конце всего из Донбасса эвакуирован и я в Новосибирск, но застрял в Сталинграде. Позвольте сказать по-большевистски прямо: я не видел такого беспорядка, хаоса и беспомощности за все годы революции. Народ произвольно движется на восток, буквально голодая, вынося невероятные страдания. И что плохо, так это неспособность властей по железной дороге и в городах организовать в широком масштабе питание, кипяток и теплый кров для живых людей. Почему это так, я спрашиваю? 
Какая злонамеренная, враждебная, вражеская рука оставляет народ в пути на произвол судьбы? Знает ли обо всем этом ужасе и народном горе наш вождь и учитель тов. Сталин?» 
Журнал «Власть» от 25 апреля и 2 мая 2005 
Советская литература крайне идеализирует настроения людей в этот смутный период. Все жители «в едином порыве» бросились на защиту родины и лишь «несколько тысяч предателей по всей стране захотели служить немцам». По данным советских источников практически все население, не мобилизированное, выехало из города. 

20 октября в полдень гитлеровцы вступили в Рутченково. Осторожно продвигаясь, разглядывали пустые город¬ские улицы, изредка замечая притаенные взгляды из на¬глухо занавешенных окон. Обилие целых зданий радова¬ло: есть где поживиться. И кажется, обещание Геббельса, что «в Донбассе большинство обиженных Советской вла¬стью и они ждут немцев-освободителей», было верно — никто не стрелял с чердаков и из подвалов. Город вымер? Неважно, заселим его, отыщем русских специалистов и воз¬родим мощные шахты и заводы. Они обеспечат скорую победу Великому рейху... 
Г. Володин По следам истории 
Население Сталино в середине октября составляло 400 тысяч человек, т.е. немногим более 100 тысяч ушли на фронт или были эвакуированы. Всех людей было вывезти невозможно — нахватало вагонов даже для эвакуации оборудования заводов и фабрик, сырья, продуктов питания, ценностей и прочего. 

Не остались в целости и сохранности и дома Донбасса. Все, что не было взорвано советскими войсками при отступлении, унесено эвакуирующимися хозяевами в тыл было разграблено мародерами. 

13.10.1941


Пришли в Моспино, где сделали большой привал. Жутковато проходить мимо бездействующих заводов и шахт. Сёла и посёлки без властей, разграблены магазины и школы. Особенно тягостно зрелище хаоса в школах. 
… 
14.10.1941 
Вышли по направлению Харцызска. В Харцызск шли без привалов, долго, т.к. грязь очень затрудняет ходьбу. На ночь ушли в с. Зуевка. Прошли мимо знаменитой ЗуГРЭС. Дымящие трубы станции произвели благоприятное впечатление. Узнали, что сегодня будут взрывать плотину, т.е. останавливать станцию. Остановились в Зуевской средней школе. Она, видно, богатая школа, но тоже разграбленная. Кругом слышны взрывы. Говорят, взрывают важные сооружения. Ведь фронт, кажется, ещё неблизко. В Зуевке уже 5 дней, как выехали власти, почта не работает. 
Когда мы, наконец, дойдём до района, где жизнь идёт нормально. 
(автор строк был мобилизован и описывал отступление советских войск.)

Военный дневник Кодрянского Залмана Иосифовича 1941 год (с 30 октября по 31 декабря) 

Эвакуировались и учебные заведения. Так в октябре 1941 удалось эвакуировать часть оборудования Донецкого индустриального института (сейчас Донецкий национальный технический университет), часть преподавателей и студентов в г. Прокопьевск на Урале. К тому времени большая часть студентов младших курсов уже была на фронте. На фронт ушло и много преподавателей института. 

Эвакуации подлежали детские дома. Их очередь была самой последней. Уже когда фашисты были на подступах к городу детей в пешем порядке (самых маленьких на телегах) отправили в глубокий тыл. 

Вспоминает Николай Пантелеевич Крыжков: Наш детдом в Сталино эвакуировали, когда немцы уже стояли на подступах к городу. Мне было 11 лет. Из Сталино детдомовцы помогали гнать скот. По дороге у нас забирали лошадей, коров для армии и постепенно все разбрелись кто куда. 
В начале октября, когда советское правительство осознало неизбежность потери Донбасса — всесоюзной кочегарки, началась эвакуация промышленных предприятий и учреждений. Эвакуировались на Урал, в Сибирь, в Кузбасс. 

8 октября пришел приказ наркома черной металлургии Тевосяна Ивана Федоровича (Тевадросовича) об эвакуации Сталинского металлургического завода. Срочно был создан штаб по эвакуации, в него вошли Лядов, Андреев, Баранов, Ектов, Журавлев, Кузнецов, Талейсник и Чупшев. Организовали истребительный батальон для охраны завода, командиром его стал В.П. Свирин. Начался демонтаж оборудования. Доменные печи «козлились», оборудование, которое вывезти не представлялось возможным — взрывалось. 

Порой люди противодействовали этой политике «выжженной земли». Например, часты были случаи срыва крестьянами попыток уничтожения колхозного имущества, помещений, продовольствия и т.п. Люди прятали продовольствие. 

В то тяжелое время было принято решение не отдавать неприятелю даже врагов народа. Но энкаведешники, занятые эвакуацией, просто не успевали расстреливать. Приняли решение — вывозить в глубь страны. 

Немцы, войдя в Мариуполь в октябре 1941 года, обнаружили во дворе НКВД яму с сотнями трупов. Яма была залита хлоркой и известью.[ Протоиерей Василий (Мултых). Мои воспоминания. Мариуполь. Рената. 2000. С. 11.] Это были расстрелянные накануне узники Мариупольской тюрьмы. Немцы разложили трупы тут же, во дворе, и предложили горожанам опознать и захоронить тела родственников. Приходили, находили своих… 

В издаваемой немцами в оккупированном Мариуполе газете была размещена фотография городского крематория, в котором НКВД перед спешной эвакуацией сжигало архивы вместе с людьми… 

11 ноября 1941 года в тюрьму № 1 Красноярска принят эшелон эвакуированных заключенных из тюрьмы г. Сталино (Донецк) численностью 1082 человека. В пути умерло 68 заключенных, бежало 4, при побеге убито 14. 

«Все прибывшие без исключения, — писал в спецсообщении заместитель начальника тюремного отдела УНКВД по Красноярскому краю Филиппов, завшивлены. Одежда на них рваная, изношенная, многие вообще не имеют верхней одежды. В пути им выдавали по 100 г хлеба, в отдельные дни хлеб вообще не выдавался». В первом выпуске немецкой оккупационной газеты «Донецкий вестник» есть статья, в которой рассказывается о фактах расстрелов органами НКВД на Рутченковом поле.

Категория: Донецк времен 2-ой Мировой Войны | Добавил: donetskcity (06.05.2009)
Просмотров: 1261 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
0
1 alexey   [Материал]
Добрый день! я автор этой статьи. укажите ссылку на источник, хотя бы

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

РЕКЛАМА

ОБНОВЛЕНИЯ

Доска объявлений
материал:

категория:

Фотогалерея
фото:

альбом:

Информеры

погода в Донецке