Браузер Int.Explorer вызывает сбои в работе сайтов , используйте Opera или Mozilla Firefox !

Меню сайта

Наш опрос

Как вы относитесь к переименованию центральных улиц Донецка в линии ?
ИСТОРИЯ ДОНЕЦКИХ ЛИНИЙ
Всего ответов: 207

Форма входа

Приветствую Вас Гость!



Регистрация Вход
Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

КОНТАКТЫ

Главная » Исторические файлы » Донецк времен 2-ой Мировой Войны
Разделы:
Донецк во времени [20]John James Hughes [5]Легенды Донецка [24]
Биография Юзовки [7]
материалы из книги Теодора Фридгута "Юзовка и революция"
Донецк времен 2-ой Мировой Войны [10]
Юзовка 1941-43 годы
Кровавый террор 1937-38 годов [6]

Как Сталино 2 года был Юзовкой
В конце октября 1941 году германская армия достигла Донбасса. В ноябре был занят город Сталино, которому тут же возвратили историческое название Юзовка. Одной из первых акций вновь образованной городской управы стало издание ежедневной газеты «Донецкий вестник». В новогоднем номере наряду с передовицей, уснащенной крупным портретом фюрера, помещался под рубрикой «Новогодняя реклама» образчик политической сатиры (и юмора): «Меняю дачу под Москвой с большим садом, озером и всеми удобствами на теплую избушку в глухой сибирской тайге. Согласен не додачу. С предложением обращаться в Наркомвнешторг к Микояну». Таким был юмор (и сатира) периода оккупации.
 
Что они хотели сделать с городом

Немцы пришли  в город с промышленностью и коммуникациями, основательно дезорганизованными отступавшими советскими войсками. А поскольку намеревались немцы обосноваться на донецкой земле надолго, то прежде всего вынуждены были думать о восстановлении промышленного потенциала и городского хозяйства. 

На начало 1942 года из 97 шахт восьми трестов комбината «Сталинуголь» полностью уцелевших практически не было. Немцы с присущей им методичностью принялись за подъем отрасли. Был составлен четкий план восстановительных мероприятий, не допускавший срыва сроков работ. Вот как рисовали дончанам перспективу оккупационные власти: «К стахановской каторге не будет возврата. Осуществится настоящая механизация всех процессов, о чем так долго болтали большевики. Намечена концентрация горных работ, сокращение числа шахт с последующим ростом их производительности. Будет внедряться металлическое крепление, от которого большевики постыдно отказались. После войны добыча Донбасса возрастет минимум на 50 %». 

Что касается непосредственно города, то здесь размаху новых властей можно было только позавидовать. Они намечали коренную реконструкцию Юзовки, благоустройство жилья, безжалостный снос всяческих «шанхаев» и «нахаловок». В частности, под ликвидацию намечали поселок кирпичного завода, располагавшийся у первого городского пруда, при входе в парк. По эстетике это скопление землянок явно не соответствовало местоположению, портило ландшафт. Итак, данный «микрорайон» предполагалось снести, чтобы за счет данной территории расширить парк. Восстановление сгоревших в боях зданий (в том числе главного универмага) должно было осуществляться с учетом новейших достижений архитектуры. На месте сгоревшего рынка (вблизи ЦУМа) немцы планировали разбить парк, создав зеленую зону между металлургическим заводом и центром города. На углу 1-й линии и Николаевского проспекта (проспект Павших Коммунаров) отвели место для еще одного сквера с павильоном для продажи цветов. Все недостроенные здания (например, библиотеку) власти обещали закончить в течение строительного сезона 1942 года. Тогда же город должен был получить «новые красивые места». Наконец, в конечной точке 1-й линии за библиотекой, у Студгородка оккупационные власти вознамерились выстроить православный собор. Эта точка, являясь господствующей высотой для города, обеспечивала бы хорошую видимость собора из любого места центра Юзовки и прилегающих районов. 

Не могли оставить без внимания немцы и большевистскую топонимику, коей город изобиловал. Поэтому одним из первых появился проект переименования улиц и площадей. Возвращалась в обиход прежняя, линейная система. Старые юзовские улицы вновь официально становились «линиями» и получали номера с 1 по 25. Улицы и площади, возникшие при советской власти, также обретали номерное обозначение или «аполитичные» названия. Так, улица Розы Люксембург превращалась в Нефтяную, Щорса в Типографскую, проспект Лагутенко в Базарную улицу, Комсомольский в Почтовую и т.д. Слава Богу, улицы Адольфа Гитлера или доктора Геббельса в нашем городе не было. 

Что у них получилось

Немцы прилагали большие усилия, чтобы местное население почувствовало заботу новой власти, осознав ее преимущества. Выполняя эту задачу, на полных оборотах работала пропаганда — не менее умелая, чем большевистская. Что до конкретных, так сказать, дел, то были и они. 

Уже в феврале 1942 года были восстановлены клубы на Ветке, Мушкетово, Смолянке, Рутченково. 29 декабря заработало городское радио, которое вело ежедневные передачи с 12 до 14.15 и с 17 до 21 часа (в воскресенье с 10 до 20). Программу составляли новости на украинском и немецком языках, музыкальные передачи из местных сил (домбровый ансамбль Жиленко, женский хор Пышкиной, солисты — инструменталисты. Велись музыкальные трансляции из Берлина, оттуда же передавали нередкие выступления фюрера (а равно и доктора Геббельса). 

Как и любой тоталитарный режим, фашистская управленческая организация замыкала на себе все виды деятельности граждан. Но при этом степень частной инициативы допускала больший, нежели режим социалистический, что получило отклик в массах. В Юзовке довольно быстро начал расти негосударственный сектор. Прежде всего в торговле и общепите. Уже в январе город имел 10 частных столовых и кафе — закусочных (не считая столовых, организованных властями, где питание производилось по карточкам). В доме 26 по 1-й линии открылся комиссионных магазин. В марте некий г-н Станкевич распахнул двери своего книжного магазина (на Базарной площади) — торговал идеологически выдержанной литературой, в основном классической. На Садовом проспекте (д.1) начал функционировать павильон «Под крышами Парижа» (ежедневно горячие и холодные закуски, чай, молоко, пирожки, булки, хлеб). Приблизительно тот же ассортимент наблюдался в чайной закусочной С. Новикова на центральном базаре, но она славилась еще и «обедами на дом по льготным ценам). Упомянем также косметический кабинет (8 линия, д.151, кв. 41, Соцгородок) со следующим сервисом: удаление веснушек, бородавок, прыщей, угрей, оспы, пятен, волосатости, перхоти и все виды массажа. 

7 июня вновь открылся парк культуры. Были запущены аттракционы: «Лодка», «Вихри», «Аэроплан», «Вверх и вниз», карусель. Граждан призывали отвести душу в комнате смеха. По субботам и воскресеньям здесь играл духовой оркестр городской полиции под управлением В. Кончина. При парке культуры был организован спортклуб «Авангард», на базе которого сформировали футбольную команду с привлечением некоторых мастеров (Бикезина, Крекшина и др.). 17 мая на реконструированном стадионе в присутствии 13 тысяч зрителей состоялась «дружеская встреча» немецкой и итальянской воинских частей (завершилась вничью — 2:2). Летом 1942 году встречи «Авангарда» с командами Донбасса и далее более отдельных регионов проводились регулярно. 

Как жилось населению

Конечно, сказать, что обитателям оккупированной Юзовки жилось легко, можно лишь в припадке жестокой слепоты. Жизнедеятельность граждан сурово регламентировалась практически во всех проявлениях. Отступления от регламента грозили серьезными неприятностями. 

Власти неотступно контролировали наличие и использование автомобильного и гужевого транспорта, поголовье скота в частном пользовании, предпринимательскую деятельность и многое, многое другое. О каких-то правах (или свободах), разумеется, никто и заикаться не думал. Зато все знали о существовании концлагеря, располагавшегося в квартале нынешнего ДК металлургического завода. Заключенные работали в Белом карьере, где добывались камень и щебенка для прокладки стратегической магистрали на Красноармейск. Это был, конечно, не Освенцим, но и далеко не курорт. Заключенных доводили до крайней степени измождения. Случалось, справляя нужду, они обессиленные падали в выгребные ямы, и тут же шли ко дну. Впрочем, состоятельные родственники имели шанс выкупить заключенного за 10 тысяч рублей (по курсу 10 рублей — 1 марка). 

Существовало и такое явление, как добровольно — принудительная отправка населения на работы в Германию. Везли народ в грузовых вагонах, приспособленных для перевозки людей (в каждом вагоне имелась печка, умывальник, ведро для воды, уборная и большое количество хорошей соломы). 

К половому вопросу оккупационные власти относились двояко. С одной стороны, немецкая чистоплотность привела к появлению следующего распоряжения полевого коменданта: «Кто вступает в половую связь, несмотря на то, что страдает заразной болезнью, наказуется лишением свободы не менее чем на 3 месяца. В особо тяжелых случаях может последовать смертная казнь.» С другой стороны, при открытии на 7-й линии гостиницы в газете появилось объявление: «Производится прием девушек — официанток по обслуживанию германского и итальянского командований. Все поступившие девушки обеспечиваются квартирой, питанием и всеми коммунальными услугами». 

Характерно, что карательные функции по отношению к населению осуществляли в основном свои же, земляки, пришедшие работать в полицию. По свидетельству очевидцев немцев не столь уж часто можно было видеть в роли носителя возмездия. Понятно — дело грязное и неблагодарное. Завоеватель им заниматься не станет, если есть на кого спихнуть. А было ведь! 

Начальником городской управы был местный Н. Петушков. Бургомистром являлся немец А. Эйхман. Своеобразие менталитета его иллюстрируют следующие высказывания: «В некоторых домоуправлениях живут девушки и одинокие женщины, которые нигде не работают, а занимаются спекуляцией на базарах или своим поведением вызывают нарекания местных жильцов, честно работающих на восстановлении города или укреплении нового порядка. Таких девушек и женщин нужно немедленно лишать жилплощади в черте нашего города.» «Есть много случаев, когда сотрудницы являются на работу с накрашенными губами и напудренными лицами, много внимания уделяют косметике во время рабочего дня. Военный советник предложил мне не допускать к работе таких сотрудниц и отсылать их домой для приведения себя в надлежащий вид». 

Последним месяцем, когда немцы могли хотеть что-то сделать для города, был август 1943 года. Они и сделали. 25 августа состоялся пуск трамвая из центра до железнодорожной станции в торжественной обстановке, с криками «Хайль Гитлер!» Это событие освещается в последнем выпуске «Донецкого вестника». 

2 недели спустя под ударами советских войск немцы оставили Юзовку, которая на следующий день вновь превратилась в Сталино

Категория: Донецк времен 2-ой Мировой Войны | Добавил: donetskcity (06.05.2009)
Просмотров: 1213 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

РЕКЛАМА

ОБНОВЛЕНИЯ

Доска объявлений
материал:

категория:

Фотогалерея
фото:

альбом:

Информеры

погода в Донецке