Браузер Int.Explorer вызывает сбои в работе сайтов , используйте Opera или Mozilla Firefox !

Меню сайта

Наш опрос

Как вы относитесь к переименованию центральных улиц Донецка в линии ?
ИСТОРИЯ ДОНЕЦКИХ ЛИНИЙ
Всего ответов: 204

Форма входа

Приветствую Вас Гость!



Регистрация Вход
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

КОНТАКТЫ

Главная » Исторические файлы » Кровавый террор 1937-38 годов
Разделы:
Донецк во времени [20]John James Hughes [5]Легенды Донецка [24]
Биография Юзовки [7]
материалы из книги Теодора Фридгута "Юзовка и революция"
Донецк времен 2-ой Мировой Войны [10]
Юзовка 1941-43 годы
Кровавый террор 1937-38 годов [6]

Некоторые страницы 1937 года. Как это было.
В апреле 1989 года при строительстве гаражей в Кировском районе города Донецка были обнаружены массовые захоронения людей. По просьбе Кировского районного Совета народных депутатов на место обнаружения останков прибыла группа студентов исторического факультета государственного университета во главе с опытными археологами А. А. Моруженко и Т. А. Шаповаловым. В результате разведочных поисковых работ был выявлен участок массовых захоронений площадью около 5 гектаров. При вскрытии могильников в каждом из них обнаружены десятки черепов и костных останков, а также части одежды, обуви г других личных вещей. Подавляющее количество черепов имело характерные пулевые отверстия. Из заключения судебно-медицинской экспертизы, показаний свидетелей явствует, что на Рутченковском поле производились расстрелы и захоронения жертв репрессий довоенных лет и, возможно, умерших от ран красноармейцев накануне захвата Донецка фашистами. 

Погребения производились в ямах диаметром около 10 метров, глубиной до 3–4 метров. Трупы сбрасывались навалом. Несмотря на то, что кладбищенский период — 20 лет — истек, из вскрытых могильников шел трупный запах. Захоронения были в тяжелых глинах, и процессы гниения и разложения трупов не завершились, что могло привести к заражению работающих. Под этим предлогом городская санэпидстанция 6 июля 1989 года постановила раскопки прекратить. В архиве Донецкого областного управления службы национальной безопасности Украины сохранились дела приговоренных к расстрелу. Среди них рабочие, колхозники, ученые, партийные и советские работники. В чем они обвинялись, как происходило установление их вины, что представлял собой суд? Заглянем в некоторые из этих дел. 

В день международной солидарности трудящихся 1 мая 1938 года был арестован Шерстюк Иван Иванович, родился он в 1904 году в селе Красногорка Нехворощанского района на Полтавщине. В 1929 году вместе с отцом был раскулачен и выслан за пределы села. Вскоре устроился на работу кузнецом шахты № 13-бис в поселке Ханженково, Макеевского района, где и проживал с женой Марией Афанасьевной и тремя сыновьями Константином, Леонидом и Егором. 

Через день после ареста состоялся первый и единственный допрос И. И. Шерстюка. Протокол его занимает несколько страниц рукописного текста. Из него явствует, что подозреваемый обвиняется в принадлежности к диверсионной повстанческой организации; якобы действовавшей на шахте 13-бис. Но никаких фактов, свидетельствующих об так называемой деятельности не приводится. Однако рукой следователя написано, что обвиняемый является участником контрреволюционной диверсионной организации. Этим скоротечное следствие было закончено. Как указано в обвинительном заключении, Шерстюк И. И. признался в том, что принял задание от ранее осужденного механика шахты М. П. Плахотниченко «на организацию диверсионнных актов по выводу из строя шахты». На этом основании дело было передано на рассмотрение тройки УНКВД Донецкой области. 9 мая 1938 года Шерстюк И. И, был расстрелян без конфискации имущества. Вполне возможно останки его покоятся на Рутченковском поле. В октябре 1936 года инструментальщик Орджоникидзевского (Енакиевского) металлургического завода Шведов Константин Ильич приехал из отпуска, который провел в своей родной деревне Ширинки Суземского района Западной области. Отпуск не удался, пришлось вернуться раньше. Говоря о причинах этого среди друзей на работе, Константин Ильич мрачно заявил: «Голодуют там. Если не давал туда денег, то все они подохли бы. Вот бандиты, до чего довели!» Вскоре К. И. Шведов уже давал показания как обвиняемый в отделе управления госбезопасности Орджоникидзевсксого отдела НКВД. Свидетелями по его делу были товарищи по работе, которые припомнили высказывания кованного о том, что правительство неправильно делает, когда посылает в Испанию целые пароходы добра в виде помощи. «У самих ничего нет, того не хватает, а того и совсем нет, как, например, обуви, а они еще в Испанию отсылают» — это отдельные строки из протокола допроса свидетеля. В обвинительном заключений по статье 54–10 Уголовного кодекса УССР скрупулезно перечислены обвинения К. И. Шведова. В основе их лежало то, что «проявил себя как отъявленный, проводивший среди рабочих агитацию, выражая недовольство существующим строем, всячески дискредитируя соввласть и руководителей партии и правительства». Далее речь шла о его недовольстве политикой партии «в части коллективизации сельского хозяйства и оказываемой помощи испанским детям и женщинам, пострадавшим от фашистской интервенции». Вот с таким заключением и направил его дело начальник городского отдела НКВД города Дзержинска (Енакиево) Нутельс для рассмотрения тройкой УНКВД по Донецкой области. 30 июля 1935 года около 13 часов на окраине села Старобешево произошел случай, взволновавший не только сельчан, но к органы НКВД. Председатель Каракубского кооператива М. Т. Завгородний, кассир Г. К. Скрыпник и кучер Я. Е. Веретеха направлялись на линейке в райцентр, по дороге встретили двигавшуюся навстречу женщину на велосипеде. Подвода и велосипед не смогли разминуться, в результате чего женщина была сбита. Фамилия пострадавшей — Ангелина Паша Никитовна, бригадир женской тракторной бригады Старобешевской МТС, ударница, известная всей стране. 

Так родилось следственное дело № 13594. В ходе допросов обвиняемых и потерпевшей выяснилось, что М. Т. Завгородний ранее исключался из партии и был судим «за переключение хлебных фондов на фуражные». 

Кассир Скрыпник в свое время был уволен из милиции «за родственную связь с кулачеством». Кучер Веретеха оказался ранее судимым за хищение. Кроме того, пострадавшая П. Ангелина вспомнила, что после того, как она упала с велосипеда, кто-то из ехавших на этой линейке сказал: «Вот так ей и надо». 

Таким образом дело приняло нешуточный оборот. 20 июля 1935 года по прямому проводу начальнику СПО управления госбезопасности НКВД Герзону поступила записка, в которой говорилось, что П. Ангелина была сбита умышленно, получила ранение, а преступники были арестованы при попытке скрыться. Тут же содержалось обещание форсировать следствие и закончить его в течение 48 часов. Обещание было выполнено. Следственное дело по обвинению названных граждан по ст. 70 п. 3 УК УССР было направлено через управление НКВД на рассмотрение в областной суд, содержавшиеся под стражей «перечислялись» в областное управление НКВД. 

Согласно указанной статье действия обвиняемых квалифицировались как хулиганские, связанные с нанесением тяжких телесных повреждений. За это им предусматривалось лишение свободы сроком до 10 лет. О дальнейшей их судьбе можно только догадываться. Если дела названных выше «врагов народа» рассматривала «особая тройка» при НКВД области, то дело Холохоленко Александра Ульяновича — выездная сессия Военной Коллегии Верховного Суда Союза СССР в городе Киеве. За что же удостоился такой «чести» обвиняемый? В день ареста 7 июля 1937 года ему не исполнилось еще и 32 лет. Работал он вторым секретарем Донецкого обкома Компартии большевиков Украины. Столяр-модельщик по специальности, Александр Ульянович сделал быструю карьеру, проявив себя на комсомольской работе. Отец его работал кочегаром на заводе имени Январского восстания в Одессе. Достатка в семье не было. С детства Александр зарабатывал себе на жизнь. Сначала учеником переплетчика в частной мастерской, затем в типографии. Учиться почти не пришлось. Природный ум, энергия позволили ему выдвинуться в молодежной среде. В 1924 году его приняли в партию. С этого дня началось его восхождение по служебной лестнице. Кончилось же все типичным для того времени делом № 123 по обвинению Холохоленко Александра Ульяновича по статье 54-8 и 54-11 УК УССР. В этой статье под названными пунктами речь шла о совершении террористических актов, направленных против представителей Советской власти или об организационной деятельности, направленной к подготовке или совершению указанных действий. Обвиняемым по этой статье грозила смертная казнь. 

В обвинительном заключении, утвержденном неразборчивой подписью помощника прокурора Союза ССР и народным комиссаром внутренних дел УССР, комиссаром государственной безопасности II ранга Леплевским 13 августа 1937 года значится, что НКВД УССР вскрыта и ликвидирована контрреволюционная троцкистская террористическая организация, ставившая своей задачей борьбу с партией, с советской властью, подготовку террористических актов против руководителей партии и советского правительства. Далее утверждается, что следствием и признанием самого обвиняемого А. У. Холохоленко установлено, что он с 1934 года являлся активным участником антисоветской троцкистской террористической организации. Эта организация ставила своей задачей подготовку поражения промышленности Донбасса на случай войны путем организованного предательства во всех отраслях промышленности. Якобы поэтому, добиваясь поставленной цели, обвиняемый Холохоленко организовал проверку партийных документов по Донецкой области таким образом, что на руководящих партийных и хозяйственных постах осталось значительное количество троцкистских и других контрреволюционных кадров. Кроме того, арестованному предъявлено обвинение в связях с руководителем троцкистской организации по Донбассу, бывшим первым секретарем обкома партии В. А. Саркисовьм, арестованным в тот же день, что и А. У. Холохоленко, 

Все это позволило заместителю начальника IV отдела УГБ НКВД УССР по Донецкой области лейтенанту государственной безопасности Левину и начальнику IV отдела Герзону сделать вывод, что «обвиняемый Холохоленко Александр Ульянович подлежит суду Военной Коллегии Верховного Суда СССР в порядке закона от 3 декабря 1934 года». 

На следующий день 1 сентября 1987 года секретарь закрытого судебного заседания выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР военный юрист I ранга А. А. Батнер в 14 часов 45 минут доложил, что подсудимый в суд доставлен, а свидетели по делу не вызывались. После чего он же и огласил обвинительное заключение. Суд удалился на совещание, по возвращению с которого председательствующий диввоенюрист А. М. Орлов огласил приговор. Заключительные строки в нем звучали для подобных заседаний весьма обыденно. Обвиняемый приговаривался «к высшей мере уголовного наказания — расстрелу с конфискацией всего принадлежавшего имущества. Приговор окончательный, обжалованию не подлежит и на основании постановления ЦИК СССР от 1 декабря 1934 года подлежит немедленному исполнению». Заседание суда закончилось в 15 часов, то есть заняло лишь 15 минут. Сколько их было оглашено в те годы, сколько жертв, после расстрела с обязательным контрольным выстрелом в затылок, закопаны в яму Рутченковского поля и других подобных местах, точная цифра пока не известна. Установлено, что за 30–40-е годы около 1,5 млн коммунистов исключены из партии — это почти 40% ее состава. Можно утверждать, что абсолютное их большинство погибло. По данным службы национальной безопасности Украины с 1936 по 1938 год в республике к смертной казни были приговорены свыше 122,2 тыс. человек. Общие же демографические потери нашей страны за годы репрессий составляли по меньшей мере 10–15 млн. человек. 

Нами публикуются подлинники документов, хранящихся в архиве СНБ Украины по Донецкой области. Они находятся в уголовных делах по обвинению в антисоветской, антипартийной деятельности. Состоят они, как правило, из анкет арестованных, протоколов допросов, обвинительных заключений, приговоров судебных троек или выездных сессий судов, справок о приведении приговоров о расстреле в исполнение и документов, свидетельствующих, об отмене приговоров по вновь открывшимся обстоятельствам за отсутствием состава преступления.

Категория: Кровавый террор 1937-38 годов | Добавил: donetskcity (11.05.2009)
Просмотров: 868 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

РЕКЛАМА

ОБНОВЛЕНИЯ

Исторические файлы
раздел:

материал:

Доска объявлений
материал:

категория:

Фотогалерея
фото:

альбом:

Информеры

погода в Донецке